КАК РУКОВОДИТЕЛЬ НПМ ПО КОСТАНАЙСКОЙ ОБЛАСТИ «ЗАЩИЩАЕТ» ЗАКЛЮЧЕННЫХ

16 июля 2018 года в Общественную наблюдательную комиссию обратилась гр. Анастасия Литвин. Поводом для обращения в ОНК послужило то, что 11 июля 2018 года, находясь на длительном свидании с мужем, Александром Литвин, отбывающим наказание в УК 161/2 г.Костанай, она обнаружила на теле мужа три больших кровоподтека, два на спине и один на ноге.

Александр рассказал, что был избит сотрудниками Учреждения, за отказ писать объяснительную. По выходу из комнаты свидания, Анастасия пыталась разыскать офис или руководство Национального превентивного механизма (НПМ) по Костанайской области, но не смогла найти, т.к. сведений об этой организации нет ни в учреждении, ни в свободном доступе, включая интернет.

Поскольку были выходные гр. Литвин не смогла обратиться в госорганы, вернее она обращалась в прокуратуру, но там не было дежурного прокурора и ее никто не принял. В понедельник 16 июля, Анастасия обратилась в Общественную наблюдательную комиссию, контактные данные ОНК, список, телефоны и адрес офиса находится в каждом отряде учреждения. 16 июля председатель ОНК направил сообщения и заявление Литвин А.Ю. в адрес Уполномоченного по правам человека Шакирова и прокурора Костанайской области.

Анастасия с заявлением с визой ОНК, обратилась в прокуратуру Костанайской области, где ее заверили, что уже 17 июля прокурор посетит учреждение и займется расследованием. Уполномоченного по правам человека Шакиров, не предпринял никаких действий, т.е. никак не отреагировал на заявления ОНК и гр.Литвин А.Ю. по фактам избиения ее мужа в учреждении. Хотя, по всей видимости, поставил в известность руководителя группы НПМ А.Сергазинову о поступлении заявления по фактам избиения осужденного.

Руководитель НПМ Сергазинова отказалась предпринимать какие-либо действия и заявила, что не будет ничего делать, не будет просить разрешение спецпосещения по заявлению Анастасии Литвин, т.к. она обратилась в ОНК. Здесь нужно отметить, что Анастасия Литвин не смогла найти Сергазинову и ее офис по той причине, что в Учреждениях ДУИС Костанайской области, нет никаких сведений об НПМ, кроме фамилий.

Сергазинова не передала эти сведения в ДУИС, очевидно опасаясь, что к ней начнут поступать жалобы от осужденных или от их родственников. Кроме того, в заявлении Анастасии Литвин было указано, почему она обратилась в ОНК:

«За 6 лет лет, что он отбывает срок в УК 161/2 группа НПМ ни разу не посещала отряды в которых он находился, с его слов и другие отряды. Мой супруг посоветовал обратиться в ОНК и дал координаты адрес и телефон. Сказал, что данной организации координаты находятся в отряде и ОНК часто посещают учреждение и проводят встречи с осужденными. В результате полученных побоев, мой муж испытывает сильную боль, сомневаюсь, что он получает там полноценное лечение……Я опасаюсь, за жизнь и здоровье своего мужа Литвин А.О.. Прошу Вас (ОНК) разобраться в данном случае и принять меры, а также обеспечить безопасность моему мужу в связи с поданным мною заявлением. Разрешаю Вам от моего имени обращаться во все государственные органы, в прокуратуру, ОМБУДСМЕНУ, МВД и др.»

Это письмо было направлено в адрес руководителя НПМ Костанайской области Сергазиновой, но она отказалась принимать меры, как это сделал и ее непосредственный руководитель Омбудсмен РК Шакиров.

В результате, НПМ не посетило своевременно Учреждение, Прокуратура также не отреагировала на заявление Анастасии Литвин, несмотря на заверения того, что уже 17 июля посетят учреждение. Как известно, ОНК для того, чтобы посетить учреждение требуется не позднее, чем за сутки подать заявку на посещение учреждения, это норма Уголовно-исполнительного кодекса РК. Только 18 июля группа ОНК смогла посетить учреждение и встретиться с осужденным Литвин А.О.

Во время беседы с членами ОНК, Александр сказал, что прокуратура не посещала учреждение по заявлению его супруги Анастасии ни 16, ни 17, ни 18 июля. Показал синяк на ноге (синяк был на ноге, ниже колена сзади). Сказал, что синяки на спине прошли и их не видно, при осмотре тела, синяков и кровоподтеков не было видно, т.к. все тело было красным и Л.А. страдает кожным заболеванием.

Также Александр сказал, что его не били и что он сам ударился, вернее удар был нанесен случайно доской, во время работы на столярном станке. На вопрос как он мог получить травму работая на станке, если удар был нанесен сзади и как он мог получить синяки на спине в области лопатки и ниже на ребрах, тоже сзади, Александр ответить не смог. На вопрос составлялся ли акт на производстве и направляли ли его в медчасть по полученным на производстве травмам, ответил, что акт не составлялся, в мед часть его не водили.

Писать заявление и настаивать на расследовании происшествия Александр отказался. Во время разговора Александр очень волновался, переживал за свою супругу и конечно за себя, т.к. ему еще находиться в учреждении 8 лет. Позднее Александр сообщил супруге, что на него было оказано давление и он вынужден был сказать, что сам получил травму.

Анастасия до Сергазиновой, и та ей заявила, что ей некогда заниматься такими делами, и что она улетает куда-то. Прокуратура Костанайской области, объяснила свое бездействие тем, что она якобы передала материалы в ДВД и те в свою очередь, должны посетить учреждение, когда, не уточнили.

Во всем этом деле удивляет явная солидарность КУИС, Прокуратуры и Сергазиновой А. рук. НПМ, солидарность, по нежеланию проводить расследование случая жестокого обращения с осужденным. Возможно это было указание от Омбудсмена, возможно жизненная позиция Сергазиновой, а возможно то, что она имеет многочисленную родню работающих в МВД.

Как бы то ни было, налицо порочность системы предотвращения (превенции) и расследования пыток и др.видов жестокого обращения Омбудсменом, НПМ и прокуратурой. Осужденные из учреждения сообщают своим родственникам, что после обращения Литвин А. в ОНК и бездействия Омбудсмена, НПМ и прокуратуры, началось ужесточение режима ,а точнее, закручивание гаек. На Литвина Александра началось сильнейшее давление, урозы, заставили говорить, что он сам получил травмы, всех лиц, кто когда либо обращался в ОНК с жалобами, включая Литвина, заставили идти к психологу(в УК отсутствует психиатр).

Очевидно, что в результате таких слаженных действий Прокуратуры, КУИС и НПМ, применение пыток и жестокого обращения будет расти, а раскрываемость и наказание за пытки, будет снижаться до минимума.

Александр Правдорубов

г. Костанай